Прощай 1989 год змеи, здравствуй 1990 год лошади

1990 год лошади
1990 год лошади
В Гяндже шел к своему завершению старый 1989 год змеи и приближался новый 1990 год лошади по восточному календарю.

Прощай старый 1989 год змеи.


Чтобы хорошо провести старый 1989 год змеи, меня поставили в наряд – дежурным по ВАИ. Ведь для военных праздник как для лошади – рожа в цветах, а жопа в мыле. В такой наряд я заступал первый раз. Моя задача состояла в том, чтобы постоянно находиться в одном из помещений штаба 23 гвардейской мсд, принимать доклады по телефону и докладывать в вышестоящий штаб. Южная ночь прошла спокойно, я неплохо выспался. Но самое интересное начиналось утром, когда я должен был докладывать командиру дивизии.





Доклад выглядел следующим образом…. Все дежурные: оперативный, по ВАИ... утром выстраивались около входа в штаб дивизии и ожидали прибытия командира дивизии, там же стоял и адъютант комдива. Около 9 часов утра подъехала черная служебная волга командира дивизии, остановилась у входа в штаб дивизии. Все замерли…. Тут к черной волге подбегает адъютант его превосходительства, в обязанности которого было открыть дверцу служебного автомобиля. Прапорщик справился с этой задачей отменно, и командир дивизии небрежно вывалился из служебной машины. Только его ноги коснулись земли, все дежурные строевым шагом ринулись докладывать о состоянии дел. Комдив спокойно выслушал доклады и важно пошел в свой кабинет.

Главную задачу наряда я выполнил, и с чувством выполненного долга вернулся к месту несения службы. День прошел спокойно, я сменился без проблем, и покинул место службы с мыслю, что нужно достойно провести старый 1989 год змеи и встретить новый 1990 год лошади.

Здравствуй новый 1990 год лошади


В военном городке меня ждала компания офицеров, начальников служб тыла полков дивизии. Немного посовещавшись, мы решили посетить булдырь, в который еще не ступали наши ноги. Один из друзей предложил взять с собой бутылку азербайджанского вина. Тут возникла проблема, кто-то принес нашему товарищу вино в трехлитровой банке, банку тащить с собой не хотелось, а пустой бутылки под рукой не было. И вот нам на глаза попалась бутылка с азербайджанским коньяком. Выход мы нашли моментально: коньяк был вылит в унитаз, а на его месте оказалось красное азербайджанское вино.

В годы горбачевской борьбы с пьянством это было довольно смелое решение. Мы потом долго смеялись над этим случаем и рассуждали, что если рассказать кому-то по ту сторону кавказских гор, к примеру в Ульяновске, что для того чтобы освободить место под вино, мы вылили дефицитный в СССР азербайджанский коньяк в унитаз… никто не поверит.

Неведомый нам новый булдырь находился в какой-то гостинице, где нам предложили большой выбор азербайджанских блюд: шашлык-машлык и зелень- мелень. Новый 1990 год лошади мы встретили весело. Тогда мы еще не знали, что 1989 год змеи – последний более-менее спокойный год в Гяндже. Наступал новый 1990 год лошади. Уже очень скоро, в январе 1990 года – Бакинские события, многочисленные жертвы, усиление армяно-азербайджанского конфликта, разворачивание нашей дивизии по штатам военного времени, выполнение боевых задач….



12 комментариев :

  1. Анонимный22:50

    Значит, комдив Будейкин вёл себя как маленький царёк, точнее, хан. )))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Армия и гсм22:56

      Нет Будейкин появился чуть-чуть позже. В 1989 году был еще другой команлир дивизии.

      Удалить
  2. Анонимный13:22

    Вы пишите: "Моя задача состояла в том, чтобы постоянно находиться в одном из помещений штаба 23 гвардейской мсд, принимать доклады по телефону и докладывать в вышестоящий штаб. Южная ночь прошла спокойно, я неплохо выспался".

    Хорошо у вас было, плана по ловле нарушителей не было как описывал Виктор Суворов в "Освободителе":

    http://book-online.com.ua/read.php?book=2618&page=20

    "Все мы заступали в городской патруль, и наш внешний вид проверял лично полковник Еремеев, военный комендант города Харькова. А уж он-то шуток не любил! Малейшее нарушение в форме – 10 суток ареста. Это давно всем известная норма. Сейчас полковник завершает инструктаж:

    – И в заключение нормы выработки: вокзал – 150 нарушителей, городской парк – 120, аэропорт – 80, остальным по 60.

    Полковник не говорит главного, но в этом и нет необходимости, все знают, что за невыполнение нормы провинившихся не сменяют в 24.00, как положено, а отправляют на «большой круг», на всю ночь, и если к утру патруль не наловит еще 30 нарушителей, то за этим следует губа, при этом вчерашний патруль сажают в камеры, где сидят жертвы именно этого патруля. Это всем давно известно и в напоминаниях не нуждается.

    – Нормы научно обоснованы и проверены многолетней практикой. Что ж, наши цели ясны, задачи определены, за работу, товарищи!

    Наш патруль три человека: капитан Задиров и нас двое курсантов-выпускников. Наша служба 480 минут. Смена в 24.00. План 60 нарушителей. Это – одно задержание каждые 8 минут. Другими словами, любой военный, встретившийся нам, должен быть остановлен и возведен в ранг нарушителя. Если за восемь часов нам встретится только 59 солдат, матросов, сержантов, старшин и офицеров, то «большой круг» обеспечен, а ночью где ж ты 30 человек еще наловишь?"

    ОтветитьУдалить
  3. Анонимный13:39

    Я служил в армии в середине 1980-х в части, которая располагалась прямо напротив московского аэропорта "Шереметьево-1" и пару раз меня привлекали в патруль по аэропорту. Там были отдельно солдатский и отдельно офицерский патрули. Начальником патруля был сержант. Т.к. мы были "чёрнопогонниками", то во время патрулирования излишне придирались к "краснопогонникам". Но солдат, летающих самолётами было мало и потому на нарушениях ловить приходилось курсантов военных училищ, особенно 1-2 курса. При сдаче смены военному коменданту требовалось промыть полы в караульной, а так как нам это делать не хотелось, то привели курсанта и пытались заставить его помыть полы, но тот отказался. За это наш сержант сильно ударил его под дых. ))) Через какое-то время от курсанта пришла жалоба, но дело не разбирали, т.к. свидетелей избиения курсанта не было.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Армия и гсм22:12

      Внутренние "разборки" в армии всегда присутствовали: между "краснопогонниками" и "чёрнопогонниками", между разными военными училищами в одном городе.... Как говорят: "дедовщину в армии никто не отменял".

      Удалить
    2. Анонимный22:44

      Мне кажется, эти противоречия в СА искусственно поддерживались, чтобы она не была единой, по принципу "разделяй и властвуй".

      Удалить
    3. Армия и гсм11:26

      В какой-то мере даже "дедовщина" была кому-то выгодна. К примеру, ставят командиру роту задачу побелить казарму, вызывает командир роты "дедов" и ставит задачу "к утру, чтобы было побелено". И всю ночь деды "организовывают" работы. Приходит утром командир утром казарма побелена, побежал докладывать комбату. А как эта задача выполнялась никого не интересует. Может еще поддерживалась внутренняя вражда, чтобы потом не было проблем при проведении борьбы с "массовыми беспорядками" в Вильнюсе, Тбилиси, Баку.....

      Удалить
    4. В боевых частях дедовщина могла плохо кончиться, если во время учений салага, над которым издевались "деды", воспользовавшись моментом мог подстрелить "деда".

      Удалить
    5. Армия и гсм22:30

      А такие случаи и бывали: и "дедов" стреляли, а кто-то не выдержав издевательств и в себя стреляли.

      Удалить
  4. Анонимный21:58

    Описанный вами эпизод с докладами комдиву с барскими замашками напомнил мне аналогичный эпизод про командира рангом повыше из книги "Чехословакия-68. Взгляд советского офицера из прошлого в будущее" Юрия Галушко:
    "Возможно, что генерал Александр Майоров был гениальный стратег и мудрый полководец. Но мне он показался довольно странным человеком.
    После обеда при любой погоде наш командующий около двух часов совершал интенсивный променад вокруг штабного плаца (по всей видимости, очень боялся поправиться). Было очень интересно наблюдать из окна моего кабинета какую занятную, а главное эффективную систему придумали в штабе, чтобы не отвлекать командующего от быстрой спортивной ходьбы после плотного обеда.
    Вокруг плаца росли старые большие деревья. За одним из них становился порученец командующего. Генерал, желавший получить визу на свой документ, подбегал к этому офицеру и вручал ему свою папочку. Порученец внимательно знакомился с содержанием документа и определял на глазок степень его ценности. Если документ считался достойным взгляда командующего, то порученец тут же писал что-то на бумажке и отправлял просителя к следующему дереву, за которым стоял адъютант командующего. А уже этот специалист высшего класса точно мог рассчитать темп движения своего шефа вокруг плаца. Как только командующий достигал определенной точки спортивного маршрута, адъютант резко толкал в спину желающего получить автограф командующего, и тот быстро бежал наперехват. Добежав до цели, протягивал командующему, который ни на минуту не сбавлял темп ходьбы (наверное, чтобы не сбивать дыхание), открытую папку с документом, на котором уже что-то начертал порученец, и ручку. Командующий тут же ставил подпись и число. Удовлетворённый проситель, двигавшийся до этого момента вприпрыжку параллельным курсом, бодро "отваливал" в сторону, а в это время следующий генерал уже симренно ждал своей очереди под деревом с порученцем. И такая карусель крутилась на плацу ежедневно".


    ОтветитьУдалить
  5. Анонимный20:20

    В Баку проходит всенародное шествие в связи с 25-й годовщиной Ходжалинского геноцида

    http://www.1news.az/chronicle/20170226103108396.html

    ОтветитьУдалить
  6. Армия и гсм20:32

    Трагические страницы истории современного Азербайджана

    ОтветитьУдалить

Введите свой email address:

Delivered by FeedBurner