Товарищ майор гвардейского танкового полка

Товарищ майор
Товарищ майор


Армия все-таки веселое место, и часто попадаются офицеры-весельчаки. В нашем танковом полку тоже служили колоритные личности, среди них и один товарищ майор - СПНШ (старший помощник начальника штаба по кадрам и строевой части).






Товариш майор – лучший старший помощник начальника штаба


В нашем танковом полку служил один интересный товарищ майор – СПНШ (старший помощник начальника штаба по кадрам и строевой части). У этого товарища майора были северокавказские корни, густые черные волосы, как полагается – усы, и фамилия соответственно, но по духу он явно обрусел. По крайней мере, по части выпить он ничем не уступал чистокровным русским.




В его любимом булдыре «Военная мысль», который находился недалеко от КПП дивизии, его все знали и понимали без слов. По дороге на службу, товарищ майор заходил в булдырь, молча ложил рубль, и ему тут же наливали 100 грамм разбавленного спирта и кусочек квашеного помидора в виде закуски. Майор залпом выпивал, быстренько закусывал, и выдвигался в родной танковый полк. Такая церемония происходила 4 раза в день: при выдвижении на службу, по дороге на обед, по пути с обеда и при возвращении домой после тяжких военных будней.

 На протяжении рабочего дня, СПНШ всегда находил время, чтобы кто-то с офицеров угостил его халявной водочкой. За выпивку с товарищем майором решались многие дела: можно было приписать пару дней к отпуску, «забыть» об объявленном взыскание или получить помощь при оформлении на работу.

 Товарищ майор все вопросы решает в булдыре


Все серьезные вопросы решались, конечно, в «булдыре». Как-то начальник продовольственной службы попросил СПНШ не легально добавить ему к отпуску несколько деньков. Товарищ майор согласился и назвал цену – накрытый стол в «военной мысли» и указал время в 15.00. Начпрод радостно согласился, так как «военная мысль» был одним из самых дешевых булдырей.

Ровно в 15.00 СПНШ зашел в «Военную мысль» и сел за столик, начпрод опаздывал, его неожиданно вызвал командир полка. Подождав минут десять, товарищ майор поднялся и недовольно произнес:

- Ну что ж на этот раз не получилось, в следующий раз пойдем пробовать блюда азербайджанской кухни в другое место – там дороже.

Чтобы загладить свою вину, начпроду пришлось вести СПНШ в более дорогой булдырь «Через две дороги» на жареную картошку с мясом.

Товарищ майор бдительно несет службу


Как-то меня свела с этим товарищем майором во время несения службы, я стоял «дежурным по полку», а СПНШ работал в «группе ответственных». Все шло по плану, к вечеру товарищ майор, объявив пьянству бой, был такой как полагается – слегка не брит и до синевы пьян. Ближе к приходу южной ночи, нарушенные правила употребления спиртных напитков давали о себе знать, товарища майора потянуло на сон. С этой проблемой СПНШ хотел как-то справиться и улегся на топчан дежурного по полку.

Сначала все было нормально, если не считать громкого храпа. Через полчаса начались проблемы, топчан оказался слишком узким и старший помощник начальника штаба свалился на пол. Я пожалел майора и с трудом, так как СПНШ оказался не очень легким, затащил обратно на диван. Но падения на этом не прекратились, и я проделал эту операцию раз пять. После пятого раза сил таскать пьяного майора у меня не осталось, и он досматривал свои сны на полу.

Утром, проснувшись на полу, протрезвевший товарищ майор никак не мог понять, как он там очутился. Мне пришлось в мягкой форме, вежливо объяснить причину его нахождения на грязном полу.

23 комментария :

  1. Анонимный20:47

    "Решение вопросов за обед" описанное вами напомнило мне аналогичную историю:

    http://kombat-bvoku.com/index/akademija/0-526

    Вспоминается, как я помогал своему дружку Ивану Василенко уехать за границу. С Ваней, который в это время был в Москве, я договорился организовать ему встречу со своим знакомым полковником из 10 управления кадров Сухопутных войск для оказания ему «протеже» в устройстве загранкомандировки. Я предупредил его, что на свидании с тем полковником я вначале подготовлю его, а потом сниму фуражку, как сигнал, для того, чтобы ты к нам подошёл. Я позвонил полковнику, тот вышел из дома на Сиреневом бульваре ко мне в сквер, я с ним поговорил, и не успев того предупредить и попросить о Ване, от волнения снял фуражку совсем не для условного сигнала. Но Ваня был начеку и понял всё правильно, подойдя к нам чуть ли не строевым шагом. Так встреча едва не сорвалась, ещё не начавшись. Но всё обошлось и знакомство было решено закрепить вечером, в пивном баре на «Щёлковской», как того пожелал наш знакомый – мой опекун.

    - Только я буду с другом и ещё мы возьмём с собой своих жён, - поставил он нам условие, на которое мы с радостью согласились.

    - Ваня, ну это же не солидно, обмывать такое событие пивом! - Говорю я.

    - Давай купим коньяка, и по ходу встречи он может нам пригодиться. Так и сделали. Загрузили в мой портфель с рабочими картами по тактике пару бутылок и стали ждать встречи.

    Вечером мы собрались в пивбаре, нас представили его другу и их жёнам и более тесное знакомство началось. Но они сразу предупредили нас, что будут пить только пиво с креветками. Но коньяк уже был из портфеля извлечён, и вкладывать обратно его было бы не по-мужски. Я взял на себя инициативу тамады и стал произносить тосты. Они пьют пиво, а мы с Ваней, подавая пример компании - коньяк, запивая его пивом. Через полчаса я стал слабо ориентироваться в пространстве и в соблюдении этикета и приличия. Наши старшие друзья, видя что ситуация выходит из-под контроля, быстро распрощались, и оставили нас одних обмывать наше с ними знакомство. Далее было огромное старание попасть в такси, потом на вокзале сделать серьёзный вид, чтобы отвязаться от услуг военного патруля и попасть в электричку. Ведь надо было вернуться в Наро-Фоминск, в учебный центр Академии. Время было позднее и не помню, как я остался один. В электричке было тепло, дорога длинной, и мой организм в тепле перестал сопротивляться действию алкоголя. Благо портфель с документами остался под рукой. Больше устраивать кому-либо судьбу, у меня желания не появлялось.

    ОтветитьУдалить
  2. Анонимный8:48

    Неужели командование полка (комполка, начштаба, замполит) видя что этот СПНШ, как говориться, не просыхает от алкоголя, не принимали никаких мер ?

    ОтветитьУдалить
  3. Армия и гсм9:07

    У него организм в то время еще был крепкий, не буянил, выполнял свою работу, держался на ногах, только с запахом. Так как в то время были проблемы с офицерами, кто в наемники подался, кто просто не ходил на службу, то на эти "мелочи" не обращали внимание

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Анонимный10:13

      В общем, СА фактически разваливалась и служба шла уже по инерции. А у дежурного по полку какой распорядок был - с 6 вечера до 9 утра ?

      Удалить
    2. Армия и гсм11:05

      Да перед расформированием служба уже действительно шла по инерции. Солдат практически не осталось, офицеров мало. Вся нагрузка ложилась на оставшихся офицеров: наряды, офицерские патрули и офицерские караулы круглосуточно. Принцип такой кто работает, на том и воду возят

      Удалить
  4. Анонимный11:52

    Да, для частей СА в Азербайджане самая тяжелая пора была с осени 1991 г. и по осень 1992 г. 104-ая дивизия ВДВ (точнее, её остатки) была выведена из Гянджи только в июне 1993 г., если не ошибаюсь.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Армия и гсм12:02

      Нашу дивизию расформировали летом 1992 года, а десантную немного позже вывели в Ульяновск

      Удалить
  5. Анонимный12:08

    Здесь воспоминания о том как выводились последние военнослужащие 75 дивизии из Нахичевани. Надеюсь, в вашей дивизии более мирно проходил вывод.

    http://subscribe.ru/group/nash-soyuz/4552041/

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Армия и гсм13:29

      Расформирование нашей дивизии проходило в принципе мирно. Уже шли переговоры, ждали команду Москвы, уже до решения Москвы, на территорию дивизии уже вошли бойцы Народного Фронта, но сопротивление никто не оказывал. После полученного "добро" подписали акты приема-передачи и техника, имущество перешло в армию Азербайджана. Ночью даже были совместные патрулирования - пол территории дивизии патрулировали остатки советской армии, а вторую половину армия Азербайджана. Встречались на границе у маленького фонтанчика, пили водичку и расходились в разные стороны.

      Удалить
  6. Анонимный22:46

    Здесь ещё юморные воспоминания про то как пили на службе офицеры артиллеристы из "икорной" 60 мсд в Ленкорани:

    http://artofwar.ru/c/chebotarew_s_i/text_0490.shtml

    В общем, мне, как не совсем ещё освоившемуся офицеру, дали небольшой срок для подготовки, оказывая в этом всестороннюю помощь. Остальные офицеры занимались практическим выполнением огневых задач на имитационных средствах с полной нагрузкой, не щадя своего времени и сил. Не верите? Я тоже, сперва, не поверил своим глазам, пока не понял, в чём заключается стимул такого рвения. Всё оказалось банально простым. В кадрированных дивизионах по штату было пять офицеров - командир дивизиона, начальник штаба дивизиона и три командира артиллерийских батарей. Обычно на винтовочный полигон приходило по три - четыре офицера от каждого дивизиона. Каждый дивизион занимался в своём отдельном классе. Принцип занятий был следующий. Первые полчаса офицеры попросту "разогревались", решая задачки по привязке и полной подготовке. После этого начиналась непосредственная тренировка по выполнению огневых задач. Руководителями стрельбы были по очереди все офицеры. Главная задача заключалась в то, что бы поставить как можно более сложную задачу и "завалить" стреляющего. До полудня каждый офицер выполнял где-то по две огневые задачи. После этого подводился итог дня. Определялись двое хуже всех выполнившие огневые задачи. Самый худший отправлялся через забор в ближайший азербайджанский магазинчик-павильон, называемый, в виду его полной прозрачности, "стекляшкой", за спиртным. Следующий, по результатам стрельбы офицер, сопровождал первого для того, что бы обеспечить компанию закуской. Ну, а лидеры по стрельбе, оставались ждать того момента, когда можно буден начинать возлияние. Учитывая то, что местные погодные условия не располагали к употреблению водки, покупали вино. В то время в этом самом магазинчике-павильоне продавалось прекрасное сухое вино, включая и производство Болгарии. Вот его-то и приносили в качестве уплаты за плохую успеваемость. Причём, я заметил, порой "плохим результатом" могла оказаться и хорошая оценка. Главное - хуже, чем у остальных. Скажу вам, что это не самый лучший способ заставить офицеров-артиллеристов заниматься повышением уровня своей профессиональной подготовки. Зато - результативный. На всех итоговых и контрольных проверках офицеры полка показывали неизменно только хорошие и отличные результаты. Среди командиров батарей один старший лейтенант неизменно, из года в год, занимал первые места в округе по своей личной подготовке. Хотя и был хроническим алкоголиком, то получавшим звание капитана, то терявший оное за личные прегрешения.

    ОтветитьУдалить
  7. Анонимный22:33

    Здесь воспоминания о том в какую ситуацию попал сапёрный батальон 23-ей мсд в Агдаме в марте 1992 г.:

    http://artofwar.ru/g/girchenko_j_w/text_0020.shtml

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Армия и гсм9:42

      Если не ошибаюсь, этот батальон не входил в состав 23 гв мсд. Скорее всего он напрямую подчинялся 4 ОА. А в Агдаме я бывал, в Лачине стояла разведрота танкового полка, пару раз я ездил туда через Агдам. Один раз даже ночевали в каком-то "булдыре" на окраине Агдана. С нами был еще один азербайджанец, который на наших глазах готовил нам пити.

      Удалить
    2. Армия и гсм10:00

      точно этот батальон был армейского подчинения

      4 -я общевойсковая армия

      Объединение, управление которого функционировало в Баку со времени упразднения в 1946 г. Бакинского военного округа , в 1980-е г.г. имело в своем составе 4 , а на вторую половину 1991 г. 3 мотострелковые дивизии:
      23-ю гвардейскую Бранденбургскую.
      60-ю и 295-ю Херсонскую.
      В 1980-е г.г. соединения армии, в том числе дислоцированные в приграничной к Ирану зоне (Ленкорани, Нахичевани), не были полностью развернутыми по личному составу дивизиями * для развертывания их до полного штата за счет приписного состава требовалось, по меньшей мере, несколько суток.
      На 19 ноября 1990 г. 4-я А располагала 384 танками (в т.ч. 309 типа Т-72), 773 БМП и БТР, 385 орудиями, минометами и РСЗО, 13 боевыми и 10 транспортными вертолетами.
      ШТАБ - Баку
      136-я ракетная бригада
      117-я зенитная ракетная бригада
      215-й артиллерийский полк (Кобу): 24 - 2А36 "Гиацинт-Б", 36 Д-20; 2 ПРП-3, 3- 1В18, 3 - 1В19, 5 Р-145БМ, а также 54 МТ - ЛБТ
      941-й реактивный артиллерийский полк (Кобу): 36 БМ-21 "Град"
      714-й отдельный разведывательный артиллерийский дивизион
      381-я отдельная вертолетная эскадрилья (Нахичевань): 13 Ми-24 боевых; 4 Ми-8
      121-я отдельная смешанная авиационная эскадрилья (Кизил-Агадж): 5 Ми-8, 1 Ми-6
      97-й отдельный инженерно-саперный батальон (Агдам): 2 ИРМ, 1 УР-67......

      Удалить
    3. Анонимный21:40

      Да, там в воспоминаниях упоминается что батальон в Агдаме напрямую подчинялся штабу 4-ой армии в Баку:

      "Но самое интересное заключалось в том, что в НКР и прилегающих к ней районах оставались воинские части постоянной дислокации Советской Армии. А именно - 4-й Общевойсковой Армии. В их числе был и наш отдельный инженерно-саперный батальон, который дислоцировался в городе Агдам ...
      Так Витя и покинул Агдам, двигаясь в направлении города Евлах. Рассуждал он так: наш батальон в непосредственном подчинении Штаба 4-й Общевойсковой Армии. Штаб армии находится в Баку, значит ехать нужно в Баку. Вот он, проехав Евлах, и направился по трассе прямо в направлении Баку, а не свернул влево - на Гянджу. Не знал он, что командование 4-й Армии нас уже ''отфутболило'' в Штаб Закавказского Военного округа".

      Удалить
    4. Анонимный21:47

      Автор воспоминаний описывает и своё пребывание в 23-ей мсд, это, 28 февраля 1992 г.:

      "Мы остановились около КПП 23-й Гвардейской мотострелковой дивизии ... Я вылез из машины и отправился в дивизию искать своего хорошего знакомого, начальника вещевой службы танкового полка ... Примерно через полчаса я отыскал Валерку, старлея, начвеща танкового полка. Потом вкратце рассказал ему, что с нами произошло. Захватив ватный матрац, чтобы окно заделать в машине, и две бутылки водки с закуской мы вышли из КПП дивизии".

      Удалить
    5. Армия и гсм21:56

      Только 28 февраля 1992 г. в танковом полку начвеща танкового полка звали Гена, а Валерка был начвещем в артиллерийском полку

      Удалить
    6. Анонимный22:14

      Столько лет прошло (почти четверть века !), а вы до сих пор помните сослуживцев по именам. )))

      Удалить
    7. Анонимный22:22

      Но вы в Лачин через Агдам, видимо, ездили ещё когда ситуация относительно контролировалась (т.е. до сентября 1991 г.), потому что Гирченко пишет что потом ездить по дорогам в НКАО стало опасно:

      "После вывода из Карабаха внутренних войск по дорогам ездить стало очень трудно. Они обстреливались ОМОНом Азербайджана, Народным Фронтом Азербайджана, Национальной Освободительной Армией Арцаха, и вообще всеми, кто хотел пострелять ..."

      Удалить
    8. Армия и гсм22:41

      Время своих поездок точно не помню, возможно до сентября 1991 г. Агдам, Щуша точно были под контролем Азербайджана, но ездить по НКАО было опасно, колону сопровождали БРДМы, мы ездили в бронежилетах и с автоматами.

      Удалить
    9. Армия и гсм23:16

      На счет имен. Это же мои друзья-тыловики, и кабинет у нас был один на 2 службы - вещевую и гсм. И начвещ артиллерийского полка с нами дружил, вместе проводили свободное время. Да и после службы в Закавказье встречались. Последний раз лет 5 назад в Киеве

      Удалить
  8. Анонимный11:57

    В этих воспоминаниях офицера-артиллериста служившего в 1983-84 годах в артполке ленкоранской "икорной" дивизии упоминается, что они пили сухое вино, т.к. более крепкое спиртное было сложно пить из-за жары. Эх, не знали они, что при сочетании водки и хаша никакая жара не помеха. ))) Правда, на юге Азербайджана, около моря в основном ели рыбу, а не мясо.

    http://artofwar.ru/c/chebotarew_s_i/text_0490.shtml

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Армия и гсм12:17

      Ленкорань считалось курортом - тепло, светло, черная икра, осетрина ... и море рядом.А русскому человеку жара, даже без хаша, не помеха.

      Удалить
    2. Анонимный22:12

      Автор воспоминаний почти так и описывает службу в Ленкорани:

      "Не стану скрывать, что офицеры и прапорщики здесь служили по много лет. Прижились, привыкли к этим условиям жизни, соседству азербайджанцев, довольно скудному обеспечению. Да и чем здесь было плохо? Почти курортная зона. Ехать отдыхать, на море, не было нужды. Службу в гарнизоне назвать обременительной можно было только в качестве шутки ...
      Через год в полк поступила разнарядка направить двух офицеров в должности командира артиллерийской батареи к новому месту службы. Мне, как перспективному офицеру, представляющему определённую "угрозу" для остальных офицеров в их карьерном росте на спокойном месте, каковым являлся Порт-Ильич, было предложено сделать свой добровольный выбор и убыть в неизвестность".

      Удалить

Введите свой email address:

Delivered by FeedBurner